?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Бессилие сильнейших

Мужчина и женщина, женщина и цветы, цветы и смерть. Что чувствует она, когда они, склоняя головы, увядают, ссыхаются и падают замертво? 

Розы прорастают в тонкий мир, и в этом хотя бы есть смысл, остальные разбиваются о границу реальности. Почему? Зачем? Охапки нарциссов душат гостиную своим ароматом. Плакат с портретом хозяйки дома равнодушно смотрит вдаль. Афиши переполнены именами, которые никому ничего не говорят. Чем крупнее буквы, тем больше жажда. 

Короткое русское лето. Из земли рвутся анархисты, разрушающие монополию цветочных торговцев. Желтые головки выглядывают из-под каждого куста, но не смейте их трогать. Слезы. 

Ни у кого нет аллергии на розы. Их давно опрыскали, опоили, обманули и отняли весь аромат. У некоторых нет даже шипов. Идальго спокойно лезет по водосточной трубе с розой в зубах. 

Где же все непокоренные? Их утрамбовали в огромные контейнеры и увезли. Огромные ножницы таможенника щелкают над пломбами как злые пеликаны. Это ваш бокс? Бокс – занятие не для слабых. Только зазевался, как тебе прилетает по зубам. И ты становишься маленьким и плоским. Как пленка. Как пыльца. Она покрыла бы весь мир, если бы могла, но снова снег, холод, спать, смерть. Не трогайте эту пломбу. 

Восстание цветов. Весна объявлена досрочно. Черемуха объявляет решительное наступление. Никто не заметит. Все подумают, что это зима. 

Разливается цвет. Изумрудно-зеленый, солнечно-желтый, сливочно-белый, истерически оранжевый. Тюльпаны выбросили из луковиц корни и стебли, приготовленные для весны. Календарь ничего не меняет. Апрель наступил по иному свистку. 

Поднимают головы ромашки. Они становятся все выше и выше. Дотянулись до пятого этажа. Что это у вас, борщ? Мы возьмем себе тарелочку. Боже, какая странная вещь, зачем вы это едите? Ничего нет лучше земли и воды. Люди не понимают. Паника в городе. Наступление захлебывается изобилием сил. 

Только дети спокойны. Ромашка заглядывает в окно: 

- Как дела? 

- Так себе, очень много задали, - отвечает задумчивая восьмилетняя личность, пока его бонна прячется в шкаф. 

- Ничем не могу помочь, - вздыхает ромашка. 

- Я и не просил. Завтра спишу, - отвечает личность. 

Стебли растут на пределе возможностей. Зеленые мускулы раздуваются от неслыханной силы. Одуванчики цепко держат периметр, пока ромашки поднимаются все выше и выше. Они видят все. 

Богатейшие люди Англии садятся в свои самолеты, чтобы спастись в пустынях Аравии, а шейхи – в свои, чтобы лететь в Лондон. Бесполезно. Только белые медведи могут спать спокойно. Мать-и-мачеха никак не может взломать лед. 

Ландыши пахнут сильнее мыла. Они не стали расти ни вверх, ни вширь. Все в аромат. Главный парижский парфюмер зарядил револьвер, чтобы застрелиться. Скоро в мире не останется ничего, кроме ландышей. Дизель стыдливо жмется в углу, ему нечего предложить парфюмеру. 

Тюльпаны переправились через дамбу и пересекли Па-де-Кале. Преодолеть Тихий океан и повторить подвиг Колумба – что может быть проще? Говорят, в этом сезоне тайфуны особенно сильны. Соль оседает на лепестках. 

Дрожат все, кто не умеет цвести: люди, верблюды, папоротники. 

Ядерная подводная лодка намертво застряла в корнях орхидей. 

- Разве нам нельзя мыть ноги? – кокетливо спрашивает Мильтония. 

- Конечно, можно. Это снимает стресс, - отвечает Катллея. 

Солнце щурится, глядя на происходящее на Земле. Вмешаться или еще подождать? Белые медведи пока в безопасности. Солнце разворачивает газету и закуривает сигару. Что там еще? Котировки падают. Нефть тихо чешет в затылке: еще вчера она правила миром, а сегодня кто? Этот силос? Невозможно поверить. 

Астры врываются в консерваторию. Кто написал «Вальс цветов»? Чайковский? Мы хотим его видеть. Как умер? А почему вы еще живы? Нельзя поменять вас на Чайковского? 

Густой аромат цветочного бешенства тянется вперед, длинными языками обматывая землю. 

Кажется, скоро в мире не останется ничего, кроме цветов. Они захватили всё, всё. Но приходит Женщина, шурша шелками и туманами. Ее мучает жажда. Она смотрит захватчикам прямо в глаза и говорит: «Вы расцвели? Ну хорошо. А теперь я хочу вашей смерти». 

И они падают замертво.